ЧТОБЫ ПОМНИЛИ. Часть первая

Несколько лет назад наша семейная команда: папа, я, мой сын и маленькая племянница принимали участие в школьном конкурсе, где папа рассказывал о своей семье. Мы оформили альбом с фотографиями, а на месте фото его отца был конвертик со звездой. В него он положил похоронку – всё, что осталось от деда. Папа тогда уже был болен и видимо решил, что так будет лучше. Я тогда тоже думала, что найти место захоронения дедушки уже не возможно. Раз уж за столько лет не нашли. А не нашли, потому что не искали.

ДЕДУШКА

…Позже, стоя у могилы деда, я просто рыдала от обиды за отца: Ну почему ты не искал?!. Я его не виню и не оправдываю. На всё были свои причины. Отец дальше Свердловска не бывал, жили в небольшой деревне. А потом своя семья, нас учить надо, жили скромно, отец постоянно работал…

Так незаметно и жизнь прошла.

Когда я сама работала в школьном музее, увидела, что существуют отряды «Поиск», которые ищут и находят. Подумала: надо попробовать найти могилу своего дедушки, погибшего на войне. А вдруг получится? Зачем? Прежде всего, чтобы мои внуки помнили обо мне. С этого времени я начала записывать рассказы, воспоминания и сохранять семейные фотографии.

Вот оно – это извещение, которое во время войны называли страшным словом «похоронка». Я держала её, и невольно возникали стихи:«У меня есть долг или мечта – посетить могилу деда Коли, Но не знаю, где та высота, где его последние покои. Его сын бумагу сохранил, строгие слова военкомата…»

В похоронке написано: село Свидовец Черниговской области. Боже, подумала я, ведь указано точное место захоронения, есть название села. И опять сомнения: А вдруг его уже нет?.. А может быть, крест был деревянный и он не сохранился?.. И вообще – где эта Черниговская область?..

И вот я стою у братской могилы, где лежат 25 солдат – освободителей села в далёком сорок третьем. А на плите есть и наша фамилия – Чайников М.И. Вот она – связь поколений! Вот оно – патриотическое воспитание!

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ, изображение №1

Жители села рассказали мне о боях в сентябре 1943 года. Обратившись в архив, я узнала, что сержант Чайников служил в 121-й Рыльской стрелковой дивизии. Мне захотелось узнать о том, каким был мой дедушка, но, увы – из тех, кто его видел и мог помнить, нет уже никого… Вот почему надо записывать рассказы стариков, фотографировать, самим рассказывать о своих родственниках своим детям. Чтобы они знали всех своих близких и дальних, чтобы помнили!.. Обратите внимание: на плите инициалы М.Н., а деда звали Николай Иванович. Я сначала испугалась: «Неужели я не того солдата нашла?», а потом догадалась: «Это по-украински – Микола Иванович…» Получается, что 32 года его называли Николаем, а все остальные года его Миколой поминают. Имена воинов – освободителей села Свидовец ежегодно зачитывают около братской могилы в деревне и поминают в рядом стоящей часовне. (В этом селе на Украине я была несколько лет назад, встречали очень хорошо.)

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ, изображение №2

У дедушки Николая отца звали Иваном. Мой папа вырос с ним, часто вспоминал о своем деде, моем прадеде. Дед Иван любил лошадей, говорят, умел с ними разговаривать. Он их даже не привязывал. Скажу по секрету, он даже колдовал, то есть мог останавливать лошадей, целый обоз, и кони стояли, как вкопанные. А ещё был такой случай. Дедушка ночью на костре варил мясо – конину, — и кормил всех деревенских ребятишек. Время-то военное было, голодное. Взрослым он говорил, что жеребёнка волки загрызли, а детям говорил, что зайца поймал, что бы те в деревне не разболтали. За потерю скота тогда ведь и посадить могли… А ещё он лапти плёл. Папа в его лаптях до самой Армии ходил.

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ, изображение №3

ЕЩЁ ОДИН БРАТ

У моего дедушки Чайникова Николая Ивановича, погибшего на войне, была сестра Варвара. У неё есть сын Николай – мне, получается, двоюродным дядей приходится. В разговоре с ним я упомянула о том, что нашла место гибели своего деда и даже съездила на его могилу в маленькой украинской деревне. Я показала Николаю извещение о смерти своего деда, то есть похоронку, с которой в свое время и начались мои поиски. Николай же в ответ показал похоронку, хранившуюся в их семье. Оказывается, у дедушки, кроме сестры Варвары и брата Афанасия, о котором я мало чего знала, но всё-таки знала, был ещё и средний брат Григорий. Григорий не был женат, поэтому похоронка была на имя родителей с обращением «Ваш сын» и хранилась после их смерти у сестры Варвары. Сейчас эта семейная реликвия у её сына Николая, которому в настоящее время уже около 70 лет. Из похоронки узнаём краткую информацию: «Ваш сын ефрейтор Чайников Григорий Иванович был тяжело ранен 13 февраля 1945 г. и после операции 18 мая 1945 года умер в э/госпитале г. Кадиевка…»

Забегая вперёд, скажу, что место захоронения Григория я пока не нашла, но с помощью Интернета узнала много интересной информации о нашем солдате. Тщательно изучая архивные документы: справки, выписки, списки безвозвратных потерь, я научилась читать аббревиатуры-сокращения. с.п. –стрелковый полк, с.д. – стрелковая дивизия, Кар. ф. – Карельский фронт, А –армия. После выписки из десятка разных документов – по строчке, сложила вот такую историю. Чайников Григорий Иванович, 1916 года рождения, уроженец села Бакряж, был призван Ревдинским РВК Свердловской области 23.06.41г., ефрейтор, стрелок 326-го стрелкового Верхнеудинского полка 21-й стрелковой Пермской Краснознамённой дивизии Карельского фронта. Позже, а если быть точным, то с 1 января 1945 года дивизия стала относиться ко второму Украинскому фронту 133-го стрелкового корпуса, а с 1 февраля того же года дивизия стала относиться к 3-му Украинскому фронту 26-й армии 133-го стрелкового корпуса. Григорий был кандидатом в ВКП(б) с 1944 года. В документе о награждении указано, что был дважды ранен – 29.09.41г. и 11.11.42г. Итак, находим и читаем информацию о наградах нашего бойца: Приказ № 049/н от 11.10.44г., издан 326 с.п 21 с.д Кар.ф., 19А. Медалью «За отвагу» Чайников Григорий был награждён за то, что он в бою 11 сентября 1944 года первым поднялся в атаку, увлекая за собой товарищей, уничтожив при этом двух немцев, и забросал гранатами ДЗОТ противника.

В другом документе, который называется «Наградной лист» от 28.01.45г., указано: «Представляется к Ордену славы третьей степени». Имеется описание подвига: «В бою 27 января 1945 г. в населённом пункте Шарсентагота товарищ Чайников, несмотря на сильный огонь противника из танков и бронетранспортёра, первым бросился вперёд, достиг дома, занятого противником, ворвался в него и противотанковой гранатой уничтожил трёх немецких автоматчиков, тем самым дал возможность всему взводу продвинуться вперёд и занять ещё 4 дома. За отличные боевые действия тов. Чайников достоин награждения». И подпись: «Командир 326 сп подполковник Бастрыгин, 28.01.45.»

Документы находятся в ЦАМО (Центральный Архив Министерства Обороны), шкаф 93, ящ. 15. Есть ещё такой документ: Приказ Частям 21 стр. Пермской Краснознамённой дивизии 3 Укр. Ф. от 29.01.45. №03/н. После слов «Награждаю: Орденом славы 3 степени…» перечисляются фамилии бойцов. На стр. № 2 в строке 23 есть ФИО Чайникова Григория Ивановича. Обратите внимание на даты. 27 января –подвиг, 28-го –наградной лист, 29- го- приказ о награждении. Оперативно работали, молодцы. Решила найти информацию и узнать: что это за населённый пункт такой – Шарсентагота, в котором с боем брали каждый дом. Спасибо Интернету, где есть всё… ну, или почти всё.

Изучая боевой путь 21-й стрелковой дивизии, выписала вот это: «В декабре 1944 г. дивизию перебросили в Румынию, 04.12.44. прибыла в Плоешти, затем под Бухарест до января 45 года. В январе 45-го дивизия переброшена в Венгрию, отражает удар вражеских войск западнее канала Шарвиз. К 20.01.1945. попала в окружение, вела бои в окружении по рубежу Аба, Шаркерестур, Якобсалаш, Шарашд. (Какие интересные венгерские названия населённых пунктов! – прим. авт.). С 21.01.45. дивизия прорывается к своим. К 26.01.45. вышла с боями в направлении Шаркерестур, Алап, на рубеже Цеце, северо-западнее Дунафёльдвар. К 28.01.45. была пополнена и нанесла удар на север между каналом Шарвиз и Дунаем, к 31.01.45. вышла на рубеж Господский двор Сильфа – деревня Шарсентагота. (Вот она где – нашлась! – прим. авт.) Нашла ещё один ценнейший документ в несколько десятков страниц, называется «Журнал боевых действий». (Дата создания документа – 07.07.1945г., ЦАМО, фонд 1091, Опись 1, Дело 7. Автор: подполковник Уваров, подполковник Мальгов. 21 стрелковая дивизия, — прим. авт.). Спасибо авторам, что оставили для потомков такую память. Записи чётко по датам, с указанием времени, почерк хорошо читаем. Читая весь журнал, я представила все бои, как в кино. Выписала только несколько предложений:

«27 января. 326 сп (стрелковый полк входит в 21 сд) в 11.00 после короткой артподготовки перешёл в наступление и в 14.30 овладел станцией и населённым пунктом Хусар, а в 18.00 овладел станцией и населённым пунктом Альшотебержек, продвигаясь в направлении Фельшетебержек…»

«28 января. Части дивизии в течение дня продолжали выполнять прежнюю задачу. 326 сп в 4.00 с боем овладел населённым пунктом Фельшетебержек… с 12.00 двумя батальонами (1,2 с б) совместно с 1б 116 сп ведёт бой за населённый пункт Шарсентагота с противником силой до 10 броне единиц, усиленной пехотой и миномётной батареей. Противник в течение суток оказывал упорное сопротивление из района Фельшетебержек силой до 2 танков, 2 бронетранспортёров при поддержке до 2 рот пехоты. В районе Шарсентагота наши подразделения встретили сильное огневое сопротивление противника силой до 10 броне единиц с пехотой, усиленных мин. батареей. … Наблюдением отмечалось движение танков и бронетранспортёров до 15 ед. по дороге Шаркерестур – Шарсентагота и обратно…»

Поясню: здесь написано, что батальон ведёт бой за Шарсентаготу в 12 часов 28-го января, а наш Григорий со вчерашнего дня здесь воюет. Что это за деревня-то такая, что немцы так вцепились за неё: «В районе Шарсентагота наши подразделения встретили сильное огневое сопротивление противника…»?..

В журнале ещё много чего написано, полки, батальоны ведут бои, освобождают Европу. Война ещё продолжается. А наш Григорий среди всего этого 13 февраля был тяжело ранен и 18 мая 1945 года в госпитале умер. Хорошо бы узнать: в каком госпитале он был в день Победы 9 Мая, и где похоронен?..

Поиски продолжаются. В похоронке написано – в г. Кадиевка. Узнала, что есть такой город в Укра не (Белокуракинский рай н Ворошиловград — ской, а в настоящее время – Луганской области . В советское время город назывался Стаханов – прим. авт.) Узнала так же, что в годы войны в городе раб ал госпиталь, но он перемещался, т.е. менял место дислокации. Из данных «Справочника дислокаций госпиталей РККА в 1941-45 г» именно в Кадиевке госпиталь дислоцировался с 01.09.41г. по 22.10.41г. А нас интересует 1945 год. В документе «Донесения о потерях» указано, что Чайников Григорий Иванович 1916 г.р. умер 18 мая 1945 года в э.госпитале № 5939. Нашла: был госпиталь с таким номером, но в селе Григорьевское Молотовской области с 01.08.43 по 01.12.45. Название села не совпадает с тем, что указано в похоронке.

ЧТОБЫ ПОМНИЛИ, изображение №4

А Молотовская – это Пермская область, так она называлась в военные годы. Ещё информация из Базы данных «Эвак.госпитали, располагавшиеся на территории Молотовской области в 1941—1945 годах»: Госпиталь №5939, место дислокации – станция Григорьевская Нытвенский район, здание школы. 08.1943-12.1945. Коечный состав: максимальный за время работы 400 койко-мест.

Таким образом, информации много, но результата нет. Надо искать списки раненых, лечившихся и умерших в данном госпитале. Неужели его из Венгрии через всю страну привезли в Пермь, в родные края?.. А что, всякое, наверное, могло быть. Война-то в мае уже закончилась... Поиски продолжаю. Ещё информация. В Интернете выложен школьный реферат, написанный детьми под руководством школьного учителя истории Григорьевской СОШ Крыловой Светланы Анатольевны (Нытвенский ГО, Пермский край), где написано: госпиталь №5939 для пленных немцев. На кладбище есть могила, где лежат около ста человек. Известных – 0, неизвестных – около 100. Это что, все – немцы из госпиталя? И что их, даже не записали? Или списки утеряны или «выброшены»?.. Пока вопросы остаются вопросами…

МЛАДШИЙ БРАТ

Когда-то, давным-давно, от своих родителей я слышала, что у дедушки есть младший брат Афанасий, что воевал, и что до самого Берлина дошел. Живёт Афанасий в городе с интересным названием Билимбай. Родители в гости к ним ездили, и у нас он бывал, но я маленькая была и совсем его не помню. Жаль, что не пришлось встретиться с родным, своим настоящим ветераном ВОВ, послушать рассказы о войне. Дядя Коля, его племянник, говорит, что он «не больно-то любил вспоминать о войне»…

Уходят последние ветераны… Интернет, выручай! Ищем информацию на сайтах «Память народа», «Мемориал» и узнаём, что Чайников Афанасий Иванович, уроженец села Батыряк (как только не назовут наш Бакряж!), 1925 года рождения, призван Ачитским РВК в марте 1943 года, звание – ефрейтор, социальное положение – колхозник, образование – 5 классов, член ВЛКСМ (указан даже номер комсомольского билета). Информация, конечно, собрана из разных документов, понемногу. Ещё узнаём, что был пулемётчиком станкового пулемёта 361 пулемётного батальона на Украинском фронте с ноября 1943 по март 1944 года. С апреля 44 года по май 45 – 1 Белорусский фронт. Чайников Афанасий Иванович имеет награды «За победу над Германией в ВОВ 1941—1945г» от 9 мая 1945г. (такие медали давали всем бойцам, дожившим до Победы, – прим. авт.) и медаль «За боевые заслуги» от 06.08.1946 г. (обратите внимание на дату – после войны, - прим. авт.). Описание подвига (то есть, за что награжден – прим. авт.): «Товарищ Чайников в отечественной войне с ноября 1943 г. участвовал в боях на 1 Украинском фронте пулемётчиком станкового пулемёта. В наступательных боях при блокировании вражеской огневой точки был контужен. На счету его пулемётного расчёта несколько десятков уничтоженных немецких солдат. При прорыве вражеской обороны на Одере и наступлении на Берлин товарищ Чайников работал линейным надсмотрщиком 93 ОРИС, безупречно и в срок выполнял данные ему задания командира отделения. За хорошую и успешную работу имеет ряд благодарностей от командования». Подпись: «Капитан Чистяков». С помощью интернет-сети определила, что такое ОРИС. Это 93 Отдельная Рота Правительственной связи НКВД. (Вот это да! – прим. авт.) Ещё нашла такие строки: «Стаж службы – в НКВД с февраля 1945 года». (Там же указаны даты: 1 Укр ф с ноября 43 по март 44 г, 361 пулемётный батальон, 1 Белорусс. фронт – с апреля 44 по май 45г., — прим. авт.).

Война для Афанасия в мае не закончилась, он продолжает служить ещё 4 года. Указано последнее место службы: ЗФ ОТ ( что обозначает эта аббревиатура, пока не знаю, - прим. авт.), 83 пограничный полк. Дата выбытия: 19.01.1949 года (обычно в таких документах указано: умер, пропал без вести. Слава богу, не то и не другое, - прим. авт.). Написано: осуждён за неявку в срок из краткосрочного отпуска (7 лет ИТЛ) (Я так понимаю, что аббревиатура означает — исправительных трудовых лагерей, - прим. авт.). Неприятно, конечно, но – что было, то было. Я спросила у дяди Коли, знал ли он об этом? Да, говорит дядя Коля, Афанасий рассказывал ему, что подрался он тогда на вокзале в Красноуфимске, поэтому и опоздал с возвращением. Было ему, молодому да горячему – 28 лет. Через год в связи со смертью Сталина для фронтовиков была амнистия. Ветеран Великой Отечественной войны Чайников Афанасий Иванович прожил хорошую послевоенную жизнь, с честью носил свои медали. О войне не больно-то любил вспоминать. Да кто её, проклятую, любит то!..

Р.S. В одном из документов указан отец Афанасия Ивановича – Чайников Иван Ефимович. Это тот дед Иван, в лаптях которого мой папка до армии ходил и который ребятишек мясом у костра кормил. Вот и отчество его узнала – Иван Ефимович. Соответственно, прапрадеда моего звали Ефимом.

Ольга ЧАЙНИКОВА. Подготовила Ксения ЛЕБЕДЕВА. Фото из семейного архива семьи ЧАЙНИКОВЫХ. Продолжение следует.

admin
Оцените автора
Добавить комментарий

Яндекс.Метрика